Web Дизайн. Уроки фотошопа, photoshop. Статьи о дизайне. Как создать сайт. Обучение дизайну. Фото. Гламурные галереи
Веб дизайн

Статьи о дизайне   Портфолио дизайнера
Дизайн Форум


Про дизайн и web дизайн




Главная     Форум     Галереи




  Статьи о дизайне





  Цветовая среда в интерьере





Проблема использования цвета - одна из самых сложных и многогранных в архитектуре. Различные аспекты этой проблемы требуют для своего решения совместных усилий архитекторов и представителей естественных и точных наук. Трудно сказать, чей вклад в развитие науки о цвете больше: физика Ньютона или художника Леонардо да Винчи, физиолога Кравкова или поэта Гете. Отличные результаты давала творческая дружба, связывающая людей самых разных профессий. Законы оптического смешения цветов, изучением ко-торых занимался физик Шеврель, положили начало творческой лаборатории художника Сера. Гете, описав заснеженные Альпы в своем письме чешскому физиологу Пуркине, помог последнему сформулировать "эффект Пуркине".

Задачи, решаемые цветом в интерьере, многочисленны и разносторонни. "Без цвета архитектура невыразительна, слепа,- говорит Тео ван Дусбург, один из представителей группы "Де Стиль", и продолжает: - Потребность современного человека в цвете так же велика, как потребность в свете, движении (танце) и даже в звуках. Все это - основные факторы в жизни современных людей, их современная "нервная система".

В этих словах - признание за цветом способности выступать в качестве знаков оценочного характера, ориентировать человека в пространстве. Но это лишь одна группа задач онтологического плана, обеспечивающих первый уровень организации архитектурного пространства, когда цвет способен выполнять роль биологически необходимых пространственных констант. Не менее важной является цвета и на последующих уровнях, когда цвет помогает выявлять функциональную и семантическую значимость пространства.

Создание цветовой среды, обладающей признаком цельности и законченности, требует комплексного подхода к определению границ и целей использования цвета в интерьере. То есть, группа композиционных задач, в процессе решения которых архитектор способен выявить и подчеркнуть с помощью цвета логику объемно-пространственной структуры, неотделима от задач по созданию психофизиологического комфорта в помещении, и пренебрежение любой из сторон цветового воздействия опасно и чревато последствиями. Великолепно охарактеризовал эту специфику цвета современный французский исследователь Жак Вьено: "Цвет способен на все: он может родить свет, успокоение или возбуждение. Он может создать гармонию или вызвать потрясение; от него можно ждать чудес, но он может вызвать и катастрофу".

Знание основных закономерностей цветового воздействия, овладение методикой экспериментальной проверки, учет выявленных закономерностей в проектной деятельности - непременное условие профессиональной деятельности архитекторов. Ведь сегодня, по словам Ф. Л. Райта, "...нам нужно знание там, где раньше было достаточно инстинкта. Случайное и живописное должно уступить место сознательно созданной красоте". Овладение методикой оценки и формирования цветовой среды является важной составной частью подготовки студентов-архитекторов.

Информационная сущность цвета

Если попросить собеседника окрасить два квадрата на бумаге в красный и синий цвета, то задача будет иметь неопределенный вид и множество решений. Но при постановке задачи можно предусмотреть ограничения количественного или качественного плана, задав светлоту, насыщенность или цветовой тон образцов либо предложив с помощью цветового сочетания вызвать у зрителя определенное настроение.
Задача "красное-синее" получила целевую установку. При большой свободе в выборе изобра-зительных средств она все-таки стала более определенной. Разумеется, предметные ассоциации у каждого человека вызовут свое представление о цвете "красной зерни" и "туманно-синих ягод", но это будет сочетание сложных, "ломаных" оттенков синего и красного цветов.

Принимая цветовое решение, архитектор пытается предопределить реакцию зрителя и в определенной мере программирует эту реакцию. Прогноз цветового воздействия делается на основании знаний и представлений, которые имеются у архитектора, путем комплексного исследования проблемы, построения обобщенного системного эталона "цветовая среда" для данной конкретной ситуации. Изучение цветового воздействия имеет многовековую историю, и нашими сегодняшними сведениями о реакциях человеческого организма на цветовые раздражения внешней среды мы обязаны как априорным данным художников и архитекторов, так и фактологическому материалу и выводам, сделанным представителями точных наук. Но не менее важной и нужной является стадия осмысления этих данных с позиций диалектического материализма, выработки основных категорий.

На протяжении веков собирались и накапливались сведения о роли цвета, строилась цветовая символика. Наука в процессе развития проверила и систематизировала эти сведения, но без учета художественного и культурного наследия, без чувственного осмысления цветового воздействия были бы невозможны формирование и становление системного подхода и современная стадия использования данных о роли цвета в человеческой жизни.


Чемпионат мира по футболу 2018


Проблема цвета исключительно сложна, воздействие цвета активно и многоуровнево - все это диктует необходимость сочетания классических методов логического описания с методами точных наук, использования методов системного анализа в изучении этой проблемы с позиций марксистской диалектики. Реакция человека на цвет имеет комплексный характер и несколько аспектов; аспект физиологический, когда наше ощущение от примененной цветовой группы или отдельного цвета зависит от силы и спектрального состава излучения, от продолжительности воздействия его на наблюдателя, от условий наблюдения; аспект психологический, признающий за цветом самостоятельную и активную роль, способность вызывать ассоциации и эмоционально окрашивать реакцию человека; аспект эстетический, исходной предпосылкой которого является признание за цветом способности гармонизовать цветовую схему интерьера. Естественные науки накопили большой экспериментальный материал о влиянии цвета на человеческий организм.

Методы оценки цветового воздействия включают опрос, использование тестовых таблиц и инструментальные замеры, так как психофизиологическая реакция человека на цвет объясняется наличием связи между цветовым зрением и вегетативной нервной системой (по данным Л. Орбели, С. Кравкова и др.). Наиболее полно изучена физиологическая составляющая этой реакции. В начале нашего века появились работы М. Догеля, Тривуса, Стефанеску-Гоанга, в которых авторы указывали на существование прямой зависимости между изменениями цветового освещения и частотой и амплитудой колебания пульса человека. Стефанеску-Гоанг одним из первых провел опыты, в которых метод словесного опроса сочетался с методом измерения ряда физиологических показаний (1911). По его данным, цвета пурпурный, красный, оранжевый, желтый вызывали у человека учащение и усиление пульса, причем наиболее отчетливыми были изменения при красном цвете. Под действием зеленого, синего, голубого и фиолетового цветов наблюдалась обратная реакция, т. е. дыхание замедлялось, пульс становился слабее и реже.

Исследования последних лет (А. Немчич, 1970) также показали, что частота пульса у человека меняется под воздействием красного, синего и желтого цветов, причем меняется по-разному у мужчин и женщин. Интересной оказалась работа К. Гольдштейна (1927). Автор изучал воздействие на человека большой, интенсивно окрашенной плоскости. Измеряя расстояние между вытянутыми вперед руками, он выяснил, что под влиянием теплых цветов, и в первую очередь красного, испытуемые раздвигали руки и, наоборот, сводили их под влиянием таких х олодных цветов, как синий и зеленый. В книге "Организм" К. Гольдштейн пишет, что "цвет оказывает стимулирующее влияние на челове-ческий организм". По его мнению, цвет влияет на характер и скорость движений. Интуитивная оценка расстояний, временных интервалов, веса предмета неодинакова под воздействием различных цветов.

Большое количество исследований было проведено по оценке влияния средневолновой части спектра (область желто-зеленых цветов) на человеческий организм, на работу зрительного анализатора.

Опыты Е. Семеновской (1948), Р. Зарецкой (1950) показали, что под действием красного цвета снижается электрическая чувствительность глаза; при адаптации к зеленому цвету наблюдалось обратное явление. Внутриглазное давление (по данным С. Кравкова и его сотрудников) уменьшается под влиянием зеленого цвета и увеличивается под влиянием красного. Исследования Е. Рабкина, Е. Соколовой (1961) показали, что предварительная адаптация глаза к желтому, зеленому и белому цветам повышает работоспособность зрительного анализатора. Благотворное влияние приведенных цветов проявляется в улучшении контрастной чувствительности и цветоразличительной способности глаза, в повышении стабильности хроматического видения. Под влиянием же красного и синего цветов все перечисленные зрительные функции ухудшаются. Я. Нейштадт, Т. Шубова, Л. Мкртычева (1934), вслед за Рейхенбехом, Киффером (1929), исследовали ряд зрительных функций в разноокрашенном свете.
Авторы сходятся во мнении, что желтый свет является наиболее благоприятным, а самым неблагоприятным - красный (Нитгоф, Рейхенбех, 1927) либо синий (Киффер, Нейштадт, 1934). Ферри и Рэнд (1922) исследовали влияние цвета фона на те же функции зрения, что и названные выше авторы. Результаты их работы показали, что скорость различения, острота зрения и устойчивость ясного видения наиболее высоки при желтом цвете фона.

Большой интерес представляют работы по исследованию зависимости между цветовым зрением и органами слуха, обоняния, вкуса. В своих опытах Л. Шварц (1948) выявила зависимость между предварительным нагреванием рук и повышением чувствительности к красным и пони-жением чувствительности к зеленым лучам. Работа Гофмана и Скальвейта (1953) содержит данные о том, что субъективная оценка температуры колеблется на 2-3╟ при адаптации к различным цветовым полям. Ш. Фере, В. Шеварева, Е. Плотникова, А. Князева, Г. Каменская изучали влияние цвета на работоспособность. Работа Ш. Фере была одной из первых, в которой указывалось на зависимость между цветом света и мышечной работоспособностью. Автор провел две серии опытов.

В первой серии он с помощью динамометра измерял демогенную силу руки при разном цвете света.

Во второй серии опытов Фере производил измерения с помощью эргографа и сделал следующие выводы: при очень кратковременной работе красный цвет повышает производительность; оранжевый, желтый и зеленый действуют подобно дневному свету; синий и фиолетовый намного снижают производительность; прерывающееся действие цвета, т. е. отдых в условиях белого дневного света после труда при другом освещении, значительно повышает производительность. Анализ, проведенный Г. Каменской (1973), вскрыл существенные ошибки в методике эксперимента Фере. И, тем не менее, один из его выводов - о прерывистом действии цвета - заслуживает внимания и требует дальнейшей экспериментальной проверки.

Приведенные выше работы позволили рассматривать цвета средневолновой части спектра в качестве "оптимальных", но это еще не могло быть решением проблемы цветового климата в целом. Исследования последних лет показали, что физиологические сдвиги происходят у человека под воздействием насыщенных и ярких цветов (Ф. Ламперт, 1968). Исследования Е. Юстовой (1948), Г. Каменской (1967),. Н. Беляевой (1978) показали, что на цветовую зрительную адаптацию и зрительное утомление влияет в основном насыщенность цвета, а не цветовой тон излучения.

Некоторые авторы, например Кетчем, высказали предположение, что использование одних и тех же цветов, выбранных за свои физиологические качества, может привести к художественному однообразию. Любой цвет, если он сравнительно темный и насыщенный и если он к тому же находится постоянно в поле зрения работающего человека, способствует зрительному и общефизическому утомлению. Поэтому очень важно учитывать психологическую составляющую человеческой реакции на цвет. Человеческая личность формируется и развивается в сложном взаимодействии с окружающей средой. Без способности приспосабливаться к окружающей среде, к внешним раздражениям человек не мог бы существовать, не смог бы выжить. Цветовое своеобразие окружающего мира сформировало отношение человека к цвету, отклонение от привычных цветосочетаний вызывало тревогу, обостряло реакцию.

Так сложилась психологическая реакция человека на красный цвет как цвет тревоги, пламени, крови. Психологический аспект восприятия человеком цвета связан с культурными, мировоззренческими, эстетическими традициями среды, в которой вырос и сформировался человек, его прошлым опытом, па-мятью, ассоциативным характером мышления. Особую роль играют природные ассоциации. По словам Фрилинга и Ауэра, "все цветовые представления человека - отражение природных соотношений". Природные ассоциации легли в основу деления цветов спектра на теплые и холодные. Деление это достаточно условно, так как соседние цвета одной группы спектра в свою очередь вступают в отношения "теплый - холодный". И, наконец, один и тот же цвет кажется более теплым или более холодным в зависимости от фона, на котором он воспринимается.

Ассоциации вместе с рядом зрительных иллюзий являются причинами того, что различные цвета по-разному участвуют в формировании пространственных представлений человека. Одинаковые по размерам предметы, имеющие разную окраску, воспринимаются различными по величине. Из двух одинаковых по величине предметов, окрашенных в светлый и темный тона, светлый предмет кажется больше темного. Из одновременно рассматриваемых равных по величине предметов наибольшим кажется предмет, окрашенный в ахроматический цвет, затем - в один хроматический и наименьшим кажется предмет, в окраске которого использовано несколько цветов.

Отсюда вытекает эффект "увеличивающих" и "уменьшающих" цветов. С иллюзией изменения величины предмета связана и зрительная оценка веса предметов. Светлый предмет кажется легче темного. Из двух предметов, окрашенных в достаточно светлые хроматические цвета, более легким кажется тот, который окрашен в холодный цвет. Из этой иллюзии вытекает деление на "тяжелые" и "легкие" цвета: темные, малонасыщенные, теплые цвета оцениваются как тяжелые, а светлые, холодные - как легкие цвета. При сравнении чистых спектральных цветов более легкими принято считать желтые цвета с постепенным утяжелением через оранжевые к красным и через зеленые и синие к фиолетовым. При разной насыщенности более тяжелыми кажутся насыщенные цвета. Очень важный эффект выступания и отступания цветов основывается и на ассоциативных представлениях и на объективных закономерностях физиологической оптики. В связи с тем что вблизи цвет предмета различается лучше всего, а по мере удаления теряет насыщенность и синеет в силу законов воздушной перспективы, предмет насыщенного цвета воспринимается человеком как расположенный более близко, чем малонасыщенного цвета.

Сказывается и различное преломление хрусталиком глаза лучей: цветовое излучение с большой длиной волны преломляется хрусталиком под меньшим углом, чем коротко-волновое излучение. Таким образом, хрусталик дифференцирует поток в зависимости от волновой характеристики и проецирует изображение в разных точках прямой, перпендикулярной к поверхности сетчатки. Чем короче волны светового потока, тем дальше расположенным от наблюдателя будут казаться предмет или плоскость, окрашенные в холодный цвет. Эффект выступания и отступания цветов зависит и от таких факторов, как размер рассматриваемого цветного пятна, его отношение к фону по степени контраста, его насыщенность и светлота. Сравнение различных угловых размеров цветного пятна показало, что влияние углового размера скорее сказывается на восприятии холодных цветов. У теплых цветов эффект приближения четче проявляется при большей светлоте и меньшей насыщенности, у холодных - при противоположных показателях.

Изменение насыщенности способно перевести цвет из одной группы в другую. Так, желтый и оранжевый цвета, доведенные до предельной насыщенности, могут восприниматься уже как отступающие по сравнению с синими малой насыщенности и сравнительно высокой светлоты, которые оценивались как выступающие. Возможность оценки образцов зеленого цвета то в качестве отступающих, то в качестве выступающих заставляет отнести зеленый цвет в особую группу пространственно нейтральных цветов.

Эффект приближения и удаления сказывается четче при достаточной степени контраста образца с фоном. В группе выступающих цветов эффект сказывался сильнее в тех случаях, когда образцы были значительно светлее фона. Психологический аспект восприятия человеком цветового окружения включает такой фактор восприятия, как "цветовое предпочтение".

Психологи считают, что цветовое предпочтение формируется на основе ассоциаций и зависит от пола, темперамента человека, психического склада его характера, социальных установок и национальных традиций. Большой интерес представляют данные А. Пейпера, У. Уффельмана, Е.-Л. Райха, М. Циммерман и других о цветовом предпочтении у детей. Установлено, что не все цвета в одинаковой мере привлекают внимание детей. Имеющиеся данные позволяют охарактеризовать цветовое предпочтение у детей дошкольного и младшего школьного возраста следующим образом: дети любят яркие и чистые цвета; в качестве излюбленного цвета дети младшего возраста чаще всего называют красный; первые три цвета предпочтения у детей располагаются в такой последовательности: красный, синий, желтый; дети младшего возраста отвергают неяркие, блеклые оттенки цветов; очень важным для ребенка является эффект новизны (если к цветам, которые ребенок видит постоянно, добавить какой-то новый, то первое время, пока ребенок не привыкнет к новому цвету, этот цвет привлекает его внимание в наибольшей степени).

Данные многих авторов (Е.-Л. Райха, М. Циммерман, Л. Шварц, Е. Пономаревой) показали, что цветовое предпочтение изменяется с возрастом, но изменяется не беспорядочно. В пределах шкалы чистых спектральных цветов цветовое предпочтение с возрастом изменяется от группы теплых к группе холодных цветов. По мере взросления дети все чаще в качестве излюбленных оттенков называют более сложные, приглушенные, "ломаные" тона, меняется и принцип построения цветовой пары. Дети младшего возраста строят пары преимущественно по принципу контраста, у детей старшего возраста наиболее распространенным становится принцип нюансного сочетания цветов в паре.

Эстетическая составляющая реакции человека на цвет сформировалась под воздействием окружающей природы, которая снабжала человека различной информацией, и одним из языков, которым природа говорила с человеком, был цвет. В своей практической деятельности человек привык воспринимать каждое цветовое пятно как знак, закрепляя за каждым цветом присущее только ему и четко зафиксированное в сознании значение. Так, зеленый цвет в египетских текстах Пирамид означал бессмертие. Школы иконописи канонизировали цвета и делали их средством выражения религиозных постулатов. Специальная раскраска лица в традиционном японском театре символизировала различные эмоциональные состояния - гнев, печаль и т. д. История развития цветовых представлений показывает нам, что цвет может приобретать устойчивое значение, обозначая конкретные предметы или явления.

Ассоциативный характер мышления позволяет человеку оценить устойчивость этих связей, признать способность цвета выступать в качестве знака определенной знаковой ситуации, выполнять определенные семантические функции. Признание за цветом знаковой сущности возможно лишь с позиций марксистско-ленинской философии, разработавшей положение о том, что единство объекта и субъекта является исходной точкой формирования эстетического отношения и, в частности, исходной точкой формирования отношений в системе "человек - цветовая среда". Единство объекта и субъекта делает возможным использование принципа двойственного рассмотрения объекта, введенного в математическую логику Карри, из которого следует, что объекты в определенных условиях могут оцениваться субъектом и выступать в качестве предметов и в качестве названий самих себя. Для цвета эта двойственность очень характерна. Когда мы смотрим на цветовое пятно, то воспринимаем прежде всего объективную сторону явления, т. е. мы оцениваем цвет, соотнося его с одной из групп спектральных цветов и тем самым определяем основополагающую сторону явления. В этом случае мы говорим об "относительном" значении цветового пятна как элемента определенной знаковой системы.

Но в то же время мы воспринимаем цвет как автоним, т. е. как знак самого себя. Наше сознание соотносит цвет с определенным предметом или явлением внешнего мира, определяет его "безотносительное" значение. Развитие общественного сознания значительно расширило спектр безотносительного значения. Одним из способов формирования безотносительного значения цвета является соотнесенность его с предметом, имеющим в природе соответствующий цвет и давшим название цвету - малиновый, лимонный, кофейный. Данное безотносительное значение возникает, строится в человеческом сознании как физическое отражение характерных особенностей реально существующих в природе объектов, их иконический знак.

Если сущностью иконического знака является сходство с объектом, то "...знак-символ и знак-индекс находятся с объектами в отношении ассоциации искусственной в первом случае, естественной во втором". В результате такой естественной ассоциации красный цвет воспринимается как знак-индекс огня, крови, зари и как знак-символ революционной борьбы на основе искусственно установленной связи. Эстетическая оценка цвета формируется на основании прямых и усложненных, конвенциональных цветовых ассоциаций. Можно привести достаточное количество примеров, когда цвет несет прямую, объективную информацию о предмете, означает конкретный предмет или явление либо дает опосредованное представление о нем. Знаменательно, что цвет стоял у истоков формирования и развития человеческого языка и письменности. Достаточно вспомнить вампум североамериканских индейцев, когда цвет раковин нес легко "читаемую" информацию о конкретных предметах, событиях и о наличии связи между ними. Язык древних майя достаточно убедительно доказывает возможность использования прямых цветовых ассоциаций при формировании речевых единиц.

При дешифровке названий месяцев у майя советский ученый Ю. Кнорозов высказал предположение, что они имели регулирующий смысл, напоминая о последовательности и оптимальных сроках проведения основных сельскохозяйственных работ. Для нас важно, что названиями отдельных месяцев стали названия цветов, характерных для цветовой характеристики каждого времени года. Существовал месяц календаря "белый", названный так потому, что белыми были в это время сухие, побелевшие стебли старого урожая кукурузы, и был месяц "желтое солнце", потому что обозначал он время, когда солнце казалось желтым сквозь дым лесных пожаров. Возникновение цветовой ассоциации и ее последующее закрепление носит опосредованный характер. В интереснейшем исследовании В. Тернера цветовой символизм рассматривается как результат социального, биологического, психологического опыта. Цветовая триада африканских племен "красное-черное-белое" и бинарные системы, построенные на основе исходной триады, носят следы и прямого, иконического отражения человеческого опыта и опыта социального. По мнению Тернера, собранный им материал доказывает, что "в примитивных обществах три цвета-белый, красный и черный-являются не просто различиями в зрительном восприятии разных частей спектра; это сокращенные или концентрированные обозначения больших областей психофизиологического опыта, затрагивающих как разум, так и все органы чувств, и связанных с первичными групповыми отношениями".

Значительно расширяются семантические функции одного и того же цвета при его контекстном прочтении. Ниже мы рассмотрим ряд примеров, когда включение одного и того же цвета в реальную архитектурную среду, определенный интерьер наделяет этот цвет новым семантическим значением. Если мы начнем рассмотрение с древнеегипетской архитектуры, то увидим, что цвет был выразителем основных пространственных и тектонических закономерностей. Стабильность пространства, его статич-ность выявлялись и выражались через тектоническую систему с помощью белого цвета. Приведенный в иллюстрациях интерьер гробницы Нефертари точно выражает эту идею. Мы сталкиваемся со случаем, когда белый цвет связывает живописное изображение с "телом" стены, выявляя идею принадлежности изображения массиву тектонически зна-чимой стены, идею неразделимости знака, идею стабильности и конкретности архитектурного элемента. Белый цвет стены как бы перетекает через контур изображения, превращаясь в одежду на человеческой фигуре, и поочередно выступает то в качестве знакаиндекса, то в качестве интервала между знаками. Архитектура Возрождения дает нам пример измененного отношения к белому цвету. Здесь он выступает прежде всего как фон, как средство для сохранения цельности условного орнамента ордерной системы. В капелле Медичи выделяется темно-коричневая сетка ордера и выраженная белым цветом пустота между пилястрами этой ордерной системы. Позже белый цвет уступит место перспективному, глубинному изображению пространства, доказывая тектоническую первичность ордера.

Зал Войны Версальского дворца является примером причудливого смешения с помощью цвета отношений "фигура - фон", таких логичных и ясных в эпоху Возрождения. В рассматриваемом интерьере белый цвет то прочерчивает конструктивные детали, то становится фоновым полем для темных деталей. В одном и том же интерьере белый цвет выступает и как фон для атектонического орнаментального узора и как элемент обвязки дверного проема. В архитектуре Японии белый цвет выступает в новом качестве -- решает не только архитектурную, но и философскую задачу. В японском интерьере (и в первую очередь, в жилом) носителем белого цвета является чаще всего бумага, которая используется и для внутренней ширмы-экрана, и для заполнения наружных оконных проемов. Бумага не только обеспечивает яркость и белизну отраженного светового потока, но и пропускает его через себя, растворяет его. Белый цвет приобретает растяжку по яркости, смягчая противоборство света и тени, включаясь в ту философскую игру, которая характерна для японской архитектуры И, может быть, поэтому в японской поэзии мы так часто встречаем стремление передать ощущение белого цвета через неуловимо изменчивые цвета природных объектов и приглушенные оттенки белого:

Когда большими хлопьями на землю
Снег, словно пена белая, летит
И нет конца ему,
Всегда в минуты эти
Столицу Чара вспоминаю я!

Неизвестный поэт

Как горек он -
Тот след от поцелуя,
Что яшмой белою остался на руке!

Исинава Такубоку

И если уж речь идет о ярком и контрастном, резко определенном белом цвете, то это непременно будет подчеркнуто и четко определено:

В селенье, среди гор, дорог как не бывало,
Путей знакомых будто вовсе нет,-
Не видно ничего...
С листвою кленов алой
Упал на землю ярко-белый снег.

Фудзивара Ёсискэ

В современной архитектуре функции белого цвета изменяются и расширяются. У Ле Корбюзье белый цвет - это фон для выявления игры насыщенного и открытого цвета, его активности. В 60-е гг. белый цвет широко использовался как цвет-компаньон для подчеркивания цветовой мягкости и изысканности естественных отделочных материалов, для выявления сложности цветовых и текстурных переходов древесины, красоты естественного камня, керамики и т. д. В современном интерьере белый цвет зачастую вводится как средство обеспечения предельно обостренного светлотного контраста. Достаточно вспомнить интерьеры каунасского кафе "Меджетою ужейга" или рижского "Росток", где выбор белого цвета для основных элементов интерьера является предпосылкой проведения ахроматической темы, когда белый цвет основных ограждающих плоскостей сталкивается с цветом темной обожженной древесины массивного потолка и мебели.

Е. С. Пономарева


Смотрите также:
Колористика, психология восприятия цвета, цвет и человек
Восприятие и эмоциональное значение цвета
Теория цвета







Электронные книги о дизайнеЧМ 2018Гламурные картинкиГраффити галереяЯпония фотографииО путешествиях и странах, дешевые авиабилеты и отелиДизайн форум



    Rambler's Top100     Яндекс.Метрика  


Web дизайн и создание сайтов


Карта сайта       Наверх