Web Дизайн. Уроки фотошопа, photoshop. Статьи о дизайне. Как создать сайт. Обучение дизайну. Фото. Гламурные галереи
Веб дизайн

Статьи о дизайне   Портфолио дизайнера
Дизайн Форум


Про дизайн и web дизайн




Главная     Форум     Галереи




  Статьи о дизайне





  Сирин и Алконост





На лубочной картинке две крылатые девы. Подпись под левой гласит: "Птица райская Алконост", под правой - "Птица райская, зовомая Сирин". Автору рисунка обе птицы, видимо, пришлись по душе, и он не поскупился на украшения. Мифические девы сидят на пышных ветвях с яркими цветами, а у Алконоста такая же ветка еще в руке. С большой любовью и тщательностью выписана каждая деталь картинки, даже мельчайший узор орнамента. Сверкают золотом перышки, нарядна отделка одежды, уса-жена драгоценными каменьями корона.

На первый взгляд птицы очень похожи, одинаково красивы их оперения и миловидны лики, наподобие древнерусских боярышень, распущены по плечам волосы. Однако есть и существенные различия: Алконост с руками и в короне, у Сирина же голова не покрыта и вокруг нее нимб. Отчего такая разница? И вообще - что вкладывали авторы в эти изображения? Каковы их происхождение и судьба? Чтобы понять это, мы должны мысленно перенестись в ту далекую эпоху: посмотреть вокруг глазами нашего предка, попытаться, хотя бы приближенно, воссоздать его образ мыслей.

Мир, окружающий русского человека в глубокой древности, был "населен" сказочно-фантастическими существами.

Сирин, АлконостЦентральное место в нем занимали обожест-вленные силы природы: дождь, ветер, луна, звезды. А главным было солнце - источник тепла, света, всей видимой жизни. Тесно связанный с природой, крестьянин-земледелец мнил ее подобной себе - живой и одушевленной, поклонялся ей и даже деревья считал наделенными душой, человек от них только тем и отличался, что был "деревом ходячим". Пройдя сквозь века и тысячелетия, представления эти были живы еще совсем недавно, они пронизывают собой все народное искусство. Так, в форме ладьевидных ковшей с головой утки и коня отразился древний миф об огненной колеснице, в которой совершало свой путь солнце: днем в нее впрягались кони, а ночью по подземному океану влекли сказочные птицы.

Недаром грудь ковша украшает лучистый круг - древний знак светила. Вместе с силами природы в жизни человека участвовали еще невиданные существа, с которыми знакомят нас средневековые легенды. Неистощимым источником их служили книги тех времен: Бестиарии, Травники, Хронографы, в которых реальное событие свободно соединялось с вымыслом, а содержание казалось тем интереснее, чем больше в нем было чудесного. Особой любовью на Руси пользовалась "Александрия" - история походов Александра Македонского, в вольном пересказе повествовавшая о сказочной стране Индии, невероятных чудесах.

Из этой книги явились такие мифические существа, как единорог (или инрог), который имел на лбу рог, обладавший таинственной силой, или же сирены - "рыбы морские, имеющие от головы до чрева образ человечий, а ниже - рыбий". Оттуда же пришли Сирин и Алконост. Образ крылатых дев оказался понятным, близким жителю Древней Руси, ведь, по его понятиям, звери, птицы, растения мало чем отличались от человека и могли друг в друга превращаться. Да и сам человек свободно мог стать зверем, птицей, растением. Потому-то попали в число любимых героев народного творчества Сирена - полурыба-получеловек, Китоврас - сросшийся с конем всадник и крылатые девы.

Как пишет академик Б. А. Рыбаков, образ птицы-девы был распространен задолго до Гомера: в крито-микенской культуре найдены статуэтки крылатых женщин. Античных Сиринов он связывает с богиней плодородия Деметрой, которую у славян сменила Мо-кошь. Близки им и наши персонажи: исследователь предполагает, что они олицетворяли водную стихию, "помогая" орошению земли и прорастанию семян. По представлениям наших предков, крылатые девы еще излечивали от болезней, предсказывали судьбу, а главное - приносили людям счастье. Последнее, видимо, определило их судьбу на Руси. Достаточно сказать, что на протяжении столетий птица-дева - постоянный персонаж русского фольклора. Ее встретишь на резных камнях владимирских соборов, ювелирных изделиях Киевской Руси, миниатюрах церковных книг, даже на иконах. Вместе с тем судьба Сирина и Алконоста оказалась разной. Алконост встречается сравнительно редко, причем обычно в паре с Сирином, последний же стал самым частым гостем в декоративно-прикладном искусстве. Особенно полюбился он деревенскому художнику. Чем это объяснить?

Сирин, АлконостНаиболее раннее изображение Сирина можно увидеть на поливном глиняном блюде IX-X веков из города Корсуня (ныне Херсонес). Хотя вещь сохранилась не полностью, отчетливо видны пернатое тулово птицы, миловидная девичья головка. Широко раскрытые глаза смотрят прямо на зрителя, а на голове - венец. Известно и другое, почти столь же раннее изображение - на золотом колте ( Колт - висячая подвеска, считавшаяся обязательной принадлежностью женского головного убора в Древней Руси: пара колтов прикреплялась к нему по сторонам от лица) из раскопок древнего Киева. На лицевой стороне цветными эмалями выполнена пара Сиринов, как бы охранявших владелицу. Стоит обратить внимание на нимбы над их головами. Еще раз повторим: жизнь и благополучие земледельца зависели от природы - согреет ли землю солнышко, да не грянет ли мороз, не налетит ли нежданный ветер, чтобы погубить брошенное в землю зерно.

Поэтому с принятием Русью христианства прежнее почитание природы не исчезло, а соединилось с новой религией. Интересно, например, что христианские святые, дни памяти которых совпадали с важными сроками сельских работ или приметами погоды, как бы слились с этими датами и зваться стали соответственно: Герасим (17 марта) Грачевником, Конон Градарь - Грядарем или Огородником (с 18 марта начинали готовить грядки под овощи), на святого Пуда (28 апреля) выставляли пчел "из-под спуда" и т. д.

Не мог пахарь отказаться от любовного почитания Солнца, матери-сырой земли, воды, устраивая даже в честь их празднества. Соответственно и церковь, поелику возможно, вбирала в себя некоторые привычные представления крестьянина. Скажем, новый для Руси праздник Троицы соединился с привычным поклонением растениям: в этот день "сама земля - именинница". Нечто подобное произошло, вероятно, и с образами крылатых дев, названных "райскими птицами". Как бы то ни было, самое раннее изображение Алконоста находим среди миниатюр Юрьевского Евангелия XII века. Правда, облик его значительно отличается от привычного: перед нами суровый старец, повернувшийся от зрителя в сторону. Может быть, уже в те времена отношение к Алконосту было иным, нежели к Сирину?


Чемпионат мира по футболу 2018



Сирин, АлконостВернемся, однако, к изображению наших героев на лубке. Картинка эта интересна еще тем, что вместе с птицами помещены легенды - своя для каждой. Переписчик, словно в настоящем научном сочинении, дает ссылку - откуда взят текст. Мы уже говорили, что средневековая литература представляла собой соединение подлинных сведений с легендами. В частности, в Космографиях и Хронографах читатель черпал сведения об устройстве мира и его обитателях, исторических и философских взглядах того времени.

История начиналась с "сотворения мира", а описание реальных зверей и птиц перемежалось с рассказами о мифических существах, вроде наших крылатых дев. Из приведенного рассказа об Алконосте узнаем следующее. Райская птица Алконост, говорится там, пребывает близ рая, хотя иногда появляется и на реке Евфрат. Когда же начинает петь, то себя уже не ощущает, а кто окажется поблизости, то от пения ее все в мире забывает, после чего "ум от него отходит и душа из тела выходит. Святых же она песнями утешает, многие блага им обещает".

Потому-то, заканчивается рассказ, и протянут вперед указующий перст. "История" Сирина, по тем же сведениям, несколько иная. Обитает птица уже в самом "едемском раю". Глас ее в пении, говорится далее, зело красен, ибо возвещает будущие неземные радости. Временами спускается она и на землю. Однако, если то пение услышит живой человек, "таковой от жития может отлучиться". Последнее свойство Сирина, как, впрочем, и Алконоста, похоже, сильно озадачило русского человека, ценившего превыше всего силу, мужество, благород-ство и воспевавшего их в песнях, былинах, сказках. Образ Сирина народному художнику оказался чем-то ближе, поэтому именно его стал он исправлять по своему вкусу. Судя по одной из легенд, сделать это оказалось несложно: стоило лишь, как только птица спустится на землю и начнет петь, поднять шум да еще пострелять из пушки; Сирин замолчит и улетит в свое жилище.

Сирин, АлконостВот как раз лубок с подобным изображением. Как гласит подпись, перед нами опять "птица Сирин святого блаженного рая". Красивая дева с распростертыми крыльями в венце показана в момент, когда она только что опустилась на землю возле какого-то города и уселась на цветущий розовый куст. Похоже, она уже начала петь, так как одна поверженная жертва лежит на горке. Зато другие жители подняли шум, а один из них приготовился стрелять из пушки. В результате получилось как бы два образа Сирина.

Один, менее популярный, остался похитителем человеческих душ, другой же, как бы очищенный, стал символом радости, счастья. И дальнейшая судьба их оказалась разной. Как заметил известный исследователь русского народного искусства В. М. Василенко, первый Сирин прижился в искусстве книгочеев-горожан. Именно его мы видели на лубке, он же, обычно в паре с Алконостом, изображен в белокаменной резьбе владимирских соборов или же украшает дверцы шкафчиков. Второй стал любимым героем крестьянского искусства. Под рукой исполнителя Сирин становился то чарующе опасным, то благожелательно-добрым.

Сирин, АлконостС первым мы можем познакомиться на примере одного произведения. Снаружи этот небольшой сундучок ничем не примечателен. Но стоит поднять крышку, и вас ждет сюрприз: прямо к зрителю обращено красивое, тонкое лицо с маленьким, жестко очерченным ртом. Взгляд огромных глаз приковывает внимание таинственным выражением. Надменно откинутая голова увенчана тяжелой короной, а пернатое туловище птицы пере-ходит в пышный хвост. Очевидно, художник хорошо знал древнюю легенду и сохранил в облике птицы присущее ей "коварство". Видно также, что автор в совершенстве владел живописным мастерством; мазки плавно переходят один в другой, подчеркивают свет и тень, создают впечатление объема, глубины. Распушились, стали рельефными перья Сирина, завились в крутые локоны густые волосы, округлились лицо и губы, засияли драгоценные камни короны, а блики на зрачках придали большую выразительность огромным глазам.

В приведенной здесь же легенде говорится, что Сирин живет на море, от пения его засыпают мореплаватели и лишенный управления корабль разбивается о скалы. В крестьянском искусстве образ Сирина стал символом радости и счастья. Как бы перепархивая с предмета на предмет, он то окружен побегами резного убора дома, то порхает в завитках на берестяном туеске, то летит над седоком в санях, как бы охраняя путь. Исполненный одним росчерком пера, облик его, очень выразительный и живой, обращен прямо к зрителю, а сгустившиеся вокруг ярко-красные растения олицетворяют райский сад. Таким же радостным, благожелательным рисуется этот образ в песнях и сказках, где Сирин частый гость. Так, в одном стихе - "Сорок калик с каликою" - рассказывается: Прилетела птица райская, Садилась на тот сырой дуб, Пела она песни царские. Кто в эту пору-времечко Помоется росою с этой шелковой травы, Тот здрав будет. Наверно, поэтому в народном искусстве птица Сирин жила дольше многих других легендарных персонажей.


Смотрите также:
Художники и живопись с комментариями
Графические и живописные технологии
Живопись







Электронные книги о дизайнеЧМ 2018Гламурные картинкиГраффити галереяЯпония фотографииО путешествиях и странах, дешевые авиабилеты и отелиДизайн форум



    Rambler's Top100     Яндекс.Метрика  


Web дизайн и создание сайтов


Карта сайта       Наверх