Web Дизайн. Уроки фотошопа, photoshop. Статьи о дизайне. Как создать сайт. Обучение дизайну. Фото. Гламурные галереи
Веб дизайн

Статьи о дизайне   Портфолио дизайнера
Дизайн Форум


Про дизайн и web дизайн




Главная     Форум     Галереи




  Статьи о дизайне





  Картина Суд во времена русской правды





На картине изображен княжой двор в тот момент, когда внутри его крепкой ограды происходит суд. Судятся люди давних времен, XI - самого начала XII века, как это видно по одеждам и обстановке. Князь сидит, опираясь на богато украшенный меч. На плечи накинуто у него "корзно" из плотной византийской ткани. Корзно имело форму плаща, сделанного из целого четырехугольного куска широкой ткани, и по краям было обшито позументом или "кружевом золотым". На конце корзна, покрывавшем плечо, бывали вышитые фигуры орла или крест. Застегивалось корзно богатой запоной. У груди вшивался богатый плат, расшитый драгоценными камнями и золотом. Корзно было одеждой преимущественно княжеской. Старшие дружинники носили подобие корзна, менее драгоценное по своим украшениям. Корзно носили и сверх вооружения. Под корзно князь носил богатый кафтан, кажется, с прямой спиной, подпоясываемый золотым кованым или мягким шелковым поясом. Верх шапки и сапоги отли-чались богатой вышивкой.

Люди простые и младшие дружинники носили одежды более легкие и простые: длинную рубаху и порты, сверх которых, надо думать, надевали для тепла короткие, до колен, кафтаны с прямой спиной, подпоясанные кушаками. В теплую погоду ходили без кафтанов. Отроки - младшие слуги князя и вообще молодежь - шили себе рубахи из дорогих тканей, украшая их богатыми вышивками.

Для описываемого времени очень характерны рубахи, расшитые по груди кругами, обыкновенно пятью.

Ворота, "опястья", то есть нарукавники, тоже были украшены вышивками очень красивой и тонкой работы; это труды жен и дочерей в их долгие зимние досуги. Одежда, в общем, была одного покроя у богатых и бедных, разнообразясь только материалом и украшениями.

И. Билибин. Суд во времена Русской Правды
И. Билибин. Суд во времена Русской Правды




Чемпионат мира по футболу 2018




Время, к которому относится сцена, изображенная на картине, принято называть киевским периодом нашей истории. В этом периоде создавалась Русская земля, и в жизни ее вырабатывались те правила жизни, которыми обусловливается отношение людей друг к другу, всех к каждому и каждого ко всем на основе общей пользы и выгоды ради всеобщего мира и тишины; создавалось, другими словами, право страны, которое прежде всего и больше всего выражается в суде, разбирающем те столкновения отдельных лиц друг с другом, которые эти лица не в силах помирить своими средствами и обращаются к силе, власть и значение которой признают. Пока государства не было и люди жили отдельными родами и племенами, судьей всех споров и разногласий, карателем всех преступлений и проступков был: в роде - старейшина рода, в племени - старейшина племени - один или сообща с наиболее старейшими главами отдельных семей. Этот суд творился на виду у всех и сводился к тому, что устанавливал вину преступившего обычаи человека и отдавал его в распоряжение того, кто потерпел от обиды. Обычай установил и степень взыскания с виновного. Если виновный нанес кому-либо материальный ущерб, то должен был возместить сделанную им кражу, потраву, порчу скота или оружия равноценным из своего запаса; если виновный был убийцей, то сам платил жизнью, падая от руки родственников убитого. Таким образом, в суде древних времен участвовали и лица, всеми признаваемые за судей, и сами судившиеся, потерпевшие, получавшие от суда право взыскать свой ущерб с обидчика.

Когда земли восточных славян распались на городовые области и в каждом городе во главе власти стали князья и веча, то князь и вече сделались источниками суда и расправы. С появлением князей суд делается даже более княжеским, чем вечевым. И наша летопись, когда рассказывает о призвании князей, отмечает как главное назначение князя держание суда людям. "Поищем себе князя, иже бы володел нами и судил по праву",- говорили будто бы новгородцы, посылая гонцов к Рюрику и братии его. Суд становится доходной статьей князя, потому что за суд он получает особые взносы с ищущих суда и потому, конечно, всячески старается это свое право суда сохранить только за собой и оградить его от всяких покушений со стороны веча. Это удается князьям, и в XI-XII веках мы читаем в летописях о суде как явлении княжеского обихода. Владимир Мономах в своем "Поучении" приказывает своим детям каждый день держать суд людям. Князь Ростислав хотел постричься в монахи, и печерский игумен уговаривает его не делать того, а лучше деяти свое княжое дело - "в правду суд судити".

Князь сам, конечно, не мог судить все дела во всем княжестве и поручал обыкновенно вместо себя держать суд по городам своим наместникам и управителям - тиунам. Эти доверенные князя, его тиуны, оставили по себе недобрую память. То обстоятельство, что суд являлся доходной статьей князя, которую он поручал в заведование своим доверенным, за что сулил им часть дохода, распаляло в этих доверенных хищничество. Летопись как только заговорит о тиунах, то больше всего рассказывает о том, как "начаша тиуны грабити, людей продавати, князю не ведущу". Такое поведение тиунов было столь обычно, что возникали вопросы: где им быть на том свете за их неправедное житие и поступки? Конечно, на тиуна oможно было жаловаться князю; но, во-первых, частенько и сам князь был лаком до "кун", а во-вторых - это нам теперь легко говорить, что можно жаловаться князю, когда к нашим услугам организованный порядок жалобы, пути и средства сообщения, а ведь тогда часто за дверь своего дома нельзя было выйти без топора или рогатины в руках, а всякое путешествие являлось подвигом.

Каждую зиму князь отправлялся обыкновенно на "полюдье", то есть за сбором дани с подвластных ему городов и местностей. Останавливаясь на погостах, куда отдельные семьи и роды свозили дань, князь тут же и творил суд. У себя дома, в том городе, где считалась резиденция, князь творил суд у себя на дворе, сидя на крыльце своего дома. Кругом собирались дружинники. На дворе задолго до появления князя толпились уже тяжущиеся и обвиняемые, свидетели и просто любопытные. Один за другим подходили тяжу-щиеся и обвиняемые к крыльцу, рас-сказывали князю, в чем заключается тяжба или какое преступление совер-шил обвиняемый, и князь, поговоря с дружинниками, выслушав хорошо знающих старые обычаи людей, ста-риков и свидетелей-послухов, ставил свой приговор "по старине и по пошлине", то есть по обычаю, какой пошел от предков. Кроме наказания, виноватая сторона платила штраф в пользу князя.

Писаного закона тогда не существовало, и приговор ставился на основании обычая, устно передававшегося от отца к сыну, из поколения в поколение. Обычай основывался на естественных побуждениях человеческой природы и мало считался с какими-либо нравственными ограничениями. Убьет кто-нибудь человека, близкие родичи убитого из естественного чувства мести старались убить погубителя. Побьют кого - побитый чувствует злобу и стремится выместить ее на обидчике. Украдут у кого-либо, потерпевший, понятно, старается отыскать вора, отобрать у него похищенное, да еще постарается причинить вору какое-либо зло, чтобы охвадить его от воровства. Такого рода побуждения и легли в основу судебных обычаев древности. "Око за око, зуб за зуб, кровь за кровь" - вот основной смысл их. Принятие и распространение христианства нанесло решительный удар такому положению дела. Христианство учило людей любить друг друга, воздавать добром за зло, прощать врагов. Христианское учение говорило, что преступление, зло, нанесенное брату-человеку другим человеком, есть не только ущерб, наносимый одним другому, и нарушение обычая людей, но и грех перед Богом. Благодаря христианству и стали исчезать обычаи вроде кровавой мести за убийство.

В дошедших до нашего времени , списках Русской Правды, кроме за-писей старинных судебных обычаев, находим уставы и узаконения князей киевских - Ярослава, его сыновей, Владимира Мономаха. Князья давали свои уставы, когда возникала в жизни такая потребность, которую в судебном отношении нельзя было подвести ни под один обычай. Так, например, сыновья Ярослава отменили кровную месть - обычай, не вязавшийся с утвердившимся уже к тому времени на Руси христианством. Отменили они также убийство раба за оскорбление свободного человека. Владимир Мономах дал устав о взимании процентов по займам, более милостивый к задол-жавшим. В Русской Правде всякое дело называется "тяжбой" или "тяжей". В настоящее время то лицо, которое что-либо ищет на суде, которое вчинает дело, называется истец, а тот, против которого иск направлен, который должен отвечать по тому, что с него ищут, называется ответчиком. В киевское время и то и другое лицо называли истцом.

Суд времен Русской Правды никогда не начинает судить сам. Пострадавший, истец, должен был сам начать следствие, собрать свидетелей, улики и привлечь ответчика к суду. Так было даже в случаях убийства. Положим, находили около села мертвое тело. Если убитый был человек никому не известный, то никакого следствия или суда не начиналось. Начать судебное дело могли только люди, близкие убитому, его родственники. Родственники убитого требова ли от села или от улицы, в пределах которой было совершено убийство, помощи для разыскания убийцы. Если находились "видоки", то есть люди, видевшие факт убийства или знавшие о нем, то родственники убитого находили виновного и звали его на суд. Обвиняемый, со своей стороны, искал "послухов", свидетелей своего доброго поведения. Затем все шли на суд. "Послухов" надо было представить семь человек. При производстве суда случалось, что "видоки" и "послухи" "налезали", то есть являлись сами. Суд начинался с того, что путем допроса истца и ответчика, их присяги, поединка, суда Божия между ними путем испытания их железом и водой подтверждалось преступление, которое подлежало суду. Затем происходил самый суд. В заключение князь или его тиун произносил приговор. Клятва при присяге называлась тогда "ротою". По договору Олега с греками известно, что язычники клялись Перуном, слагая с себя щит и оружие. После утверждения христианства присяга заключалась в целовании креста и Евангелия при произнесении слов, призывающих имя Божие во свидетельство истины. Присягать мог и истец и ответчик. Отказ от присяги вел за собой обвинение. Если обе стороны шли на присягу, то спор их должен был разрешаться поединком. В некоторых случаях, не довольствуясь показаниями "послухов", тогдашний суд часто прибегал к таким мерам, как испытание огнем или водою. Состояло это испытание в том, что обвиняемый, но не признающийся в своей вине человек, должен был. взять голыми руками из огня кусок раскаленного железа. Эта сцена и изображена на картине. Если рука оставалась невредимой - обвиняемого оправдывали. Для решения спора между двумя сторонами, когда ни одна не хотела уступить, а показания свидетелей разнились, прибегали к жребию. Жеребья клались в определенном месте, и слепец должен был взять один из них. Оправдывали того, чей жребий попадался под руки слепому.

В тех случаях, когда у кого-нибудь украли какую-либо вещь и обокраденный находил ее у другого лица, а это лицо утверждало, что купило эту вещь у третьего, собственник вещи вместе с тем, у кого он находил ее, шел к тому, у кого держатель вещи купил ее, если этот продавец купил ее еще у кого-нибудь, то шли втроем к тому, у кого она была куплена продавцом, и так далее до тех пор, пока не находили вора. Это хождение со двора во двор называлось "сводом". Обокраденный должен был производить его до суда, сам, и только в некоторых случаях полагалось судье дать потерпевшему на помощь при своде "отрока", то есть, по-нашему, полицейского солдата, низшего служителя при судье.

Исполнение приговора принадлежало торжествующей стороне: обиженный холопом свободный человек мог "бити его развязавше", несостоятельного должника кредитор прямо с суда сам уводил к себе домой или вел на торг для продажи, спорную вещь собственник сам брал у ответчика. - Установив преступность виновного или неправоту одного из тяжущихся, тогдашний суд налагал наказание, состоявшее в штрафе. В некоторых случаях тогдашний закон полагал лишь вознаграждение в пользу потерпевшего, в других, сверх того, еще и штраф в пользу князя.
Штраф, который уплачивался преступником князю, назывался "вирой". Та сумма, которую преступник платил потерпевшему от причиненного зла, носила название "головничества". Штраф взимался тогдашними деньгами - гривнами кун. Гривной кун назывался слиток серебра различной формы, обыкновенно продолговатой и сплющенной. Гривна кун разделялась на 20 ногат, на 25 кун, на 50 резан; резана делилась на векши - на сколько именно, точно неизвестно. Слово "куны" значит деньги.

Тогдашний обычай точно и аккуратно расценивал, когда и сколько должен платить обвиненный или неправый. Вира за убийство, например, была троякая: двойная, равнявшаяся 80 гривнам, шедшая за убийство "княжа мужа", простая - в 40 гривен - за убийство простого свободного человека, и половинная - за убийство женщины, а также за отсечение руки, ноги, носа. Головничество не было определено так последовательно; убивший "княжа мужа" платил его родственникам двойную виру, родственникам же убитого смерда, то есть земледельца, уплачивалось всего 5 гривен. Если преступник скрывался, то виру должна была уплачивать за него вся община, членом которой он был, то есть все село или, если это был горожанин, вся улица, где жил убийца. Такой штраф назывался "дикая вира".

Конокрадство и поджог карались "потоком и разграблением". Это значит, что преступника выгоняли из села или из города и отымали у него имущество. За все прочие преступления закон наказывал "продажею" в пользу князя и "уроком за обиду" в пользу потерпевшего.

Так тогда было оценено и переведено на деньги всякое преступное деяние и дошедшая до нас запись тогдашних судебных обычаев. Русская Правда почти вся состоит из таких оценок различных преступных деяний. Смотря на преступления преимущественно как на хозяйственный вред, Правда и карала за них возмездием, соответствующим тому материальному ущербу, какой они причиняли. Когда господствовала родовая месть, возмездие держалось на правиле: жизнь за жизнь, зуб за зуб. Потом возмездие перенесено было на другое основание, которое можно выразить словами: гривна за гривну, рубль за рубль. Это основание и было последовательно проведено в системе наказаний по Русской Правде. Правда не заботится ни о предупреждении преступлений, ни об исправлении преступной воли. Она имеет в виду лишь непосредственные материальные последствия преступления и карает за них преступника материальным же, имущественным убытком. Тогдашний закон как будто говорит преступнику: "Бей, воруй сколько хочешь, только за все плати исправно по таксе".

Понятия о преступлении как о грехе, не только перед людьми, но и перед Богом, заботы об исправлении преступника наказанием нет в Русской Правде. Она вся еще проникнута верованиями и представлениями людей-нехристиан, язычников, и очень отчетливо отметилась в ней та жестокость, сухость, какую сообщала тогдашнему человеку его бурная, опасная военно-торговая жизнь и деятельность.


Смотрите также:
Картины по русской истории. "Новгородский торг"
Картины по русской истории. "Язычники и христиане"
Картины по русской истории. "Варяги"
Картины по русской истории. "Баскаки"
Картины по русской истории. "Суд во времена Русской Правды"
Картины по русской истории. "Торг в стране восточных славян"
Картины по русской истории. "Съезд князей"







Электронные книги о дизайнеЧМ 2018Гламурные картинкиГраффити галереяЯпония фотографииО путешествиях и странах, дешевые авиабилеты и отелиДизайн форум



    Rambler's Top100     Яндекс.Метрика  


Web дизайн и создание сайтов


Карта сайта       Наверх